НАУКА И ЦИВИЛИЗАЦИЯ

 

А. Эйнштейн.

 

Собрание научных трудов. Том4 -М.:Наука, 1967 - 600с.1934

(La Science et la Civilisation. Revue Bleue, litteraireet politique, 1934,72,641—642.)

 

Каким образом мы можем спасти человечество и его духовные ценности, наследниками которых мы являемся? Каким образом можно спасти Европу от новой катастрофы? Нет никаких сомнений в том, что мировой кризис и связанные с ним страдания и лишения до какой-то степени обусловили то опасное развитие событий, свидетелями которых мы являемся. В такие периоды недовольство порождает ненависть, а ненависть приводит к новым актам насилия, к революции и даже к войне. Таким образом,  страдания и зло порождают новые страдания и новое зло.

Так же, как и двадцать  лет назад, деятели, стоящие во главе государств, взяли на себя огромную  ответственность. Пусть же их усилия увенчаются успехом и в Европе, пусть хотя бы  на время установится единство и ясное понимание международных обязательств,  делающее военную авантюру для любого государства совершенно невозможной. Но  усилия государственных деятелей будут успешными лишь при условии, что если их  будет поддерживать решительная воля народов. В связи с этим для нас представляет интерес не только техническая проблема  обеспечения и поддержания мира, но и важная задача образования и просвещения.  

Если мы хотим дать отпор тем силам, которые угрожают подавить личную и  интеллектуальную свободы, то следует ясно сознавать, чем мы рискуем и чем мы  обязаны той свободе, которую наши предки завоевали для нас в результате упорной  борьбы. Без этой свободы у нас не было бы ни Шекспира, ни Гете, ни Ньютона, ни Пастера,  ни Фарадея, ни Листера. У нас не было бы ни удобных жилищ, ни железной дороги,  ни телеграфа, ни радио, ни недорогих книг, ни защиты от эпидемий; культура и  искусство не служили бы всем. Не было бы машин, освобождающих рабочего от  тяжелого труда, связанного с производством продуктов первой необходимости.  Только свободные люди могли стать авторами тех  изобретений и творений духа, которые на наших глазах признают ценность жизни.

Разумеется, существующие в настоящее время экономические трудности, в конце  концов приведут к тому, что равновесие между предложением и спросом труда, между  производством и потреблением будет регулироваться законом. Но даже эту проблему  мы должны решать как свободные люди, и для этого не должны допускать рабства,  означающего в конечном счете гибель всякого здорового начала.

В этой связи я хотел бы высказать одну мысль, которая недавно пришла мне в  голову. Мне случалось пребывать в одиночестве и быть в обществе, и всюду я  замечал, что спокойная жизнь является мощным стимулом для творческого духа. В  современном обществе имеется ряд профессий, позволяющих вести уединенный образ  жизни и не требующих особых физических или интеллектуальных усилий. Я имею в  виду профессии смотрителя маяка или бакенщика. Разве нельзя было бы  предоставлять эти посты молодым людям, выразившим желание заняться решением  научных проблем, в особенности проблем, касающихся математики и философии? Ведь  очень немногие из них имеют возможность полностью посвятить себя научной работе  в течение сколько-нибудь продолжительного периода времени. Даже если молодому  человеку и удается раздобыть немного денег, то научными проблемами ему  приходится заниматься второпях. Такое положение вещей отнюдь не благоприятно для  исследований в области чистой науки. В несколько лучшем положении находится  молодой ученый, зарабатывающий на жизнь с помощью какой-нибудь практической  специальности, разумеется, если эта его деятельность оставляет достаточно  времени и энергии для научной работы. Может быть, мое предложение позволило бы  многим творческим умам подняться до таких достижений в области науки, которые  невозможны для них в настоящее время. В переживаемые нами времена экономической депрессии и политических неурядиц высказанные выше соображения достойны того,  чтобы на них обратить внимание.

Стоит ли сожалеть о подобном образе жизни во времена опасности и нищеты? Думаю, что стоит. Подобно другим животным, человек по своей природе апатичен. Если бы не было необходимости, то он бы не думал, а действовал бы как автомат, по привычке. Я уже немолод и, следовательно, имею право утверждать, что в детстве и юности я прошел подобную фазу — фазу, во время которой молодой человек занят исключительно мелочами своего собственного существования, хотя внешне он разговаривает так же, как его товарищи, и ничуть не отличается от них своим поведением. Разгадать его. подлинную сущность, скрывающуюся за привычной маской, очень трудно; в самом деле, из-за такого способа действий и языка его истинное лицо оказывается как бы спрятанным под толстым слоем ваты.

В настоящее время все обстоит иначе. В луче света, прорвавшемся к нам в это грозное время, сущность людей и вещей предстает перед нами в своем неприкрытом виде. В каждом человеке, в каждом поступке мы отчетливо различаем цели, сильные и слабые стороны и страсти, движущие или вызываемые ими. В условиях столь быстро изменяющейся обстановки привычные сложившиеся отношения уже не дают никаких преимуществ: условности отмирают, как созревшие плоды.

В условиях разразившейся катастрофы люди пытаются ослабить экономический кризис и рассмотреть вопрос о необходимости наднациональных политических организаций.

Лишь ценой падений и взлетов нации могут продолжать свое развитие. Если бы тревоги, переживаемые нами, завершились созданием лучшего мира! Мы должны выполнить еще один долг, более высокий, чем решение проблем нашей эпохи: сохранить те из наших благ, которые носят наиболее возвышенный и непреходящий характер, благ, наполняющих смыслом нашу жизнь, благ, которые мы хотим передать нашим детям в более прекрасном и чистом виде, чем получили их от наших предков.

 

Эта речь была произнесена 3 октября в Лондоне на митинге, посвященном сбору средств для комитета помощи беженцам. Председательствовал Э. Резерфорд.

Сообщение о митинге было помещено в газете “Times” от 4 октября 1933 г.